December 14th, 2012

12.12.2012

"Марш, марш левой"

яшин и собчак1  

  15.12.2012г. состоятся скромные проводы, панихида по столичному фрондерству. В этот день несистемщиками заявлен т.н. "Марш свободы". Это, пожалуй, последний "Марш", ибо время пустословия и болтовни в России на исходе. Это, безусловно, плохо для не слишком щепетильных в вопросах совести и морали исполнителей-марионеток, кормившихся с этого. Плохо и для их денежной, нерукопожатной закулисе, которая достаточно очевидна для взыскательных россиян.
  Бывшие "друзья" и сторонники-соотечественники вялотекущей революции "цветного" разлива теперь настолько бывшие, что даже поменяли в инете свои аккаунты (начиная с извесьной Батуриной и заканчивая, хоть тем же Делягиным). Светиться с отторгнутыми народом сомнительными, расчехлившимися до неприличия в своих безумных планах и поступках личностями им теперь совсем не с руки. 
  Время Фронды и фрондерства прошло. Надолго.
  "Белоленточников" понять можно: на политику, как и на прочие развлечения пресыщенной вседоступностью и безнаказанностью элиты, существует мода. Будучи неприкасаемыми или хотя бы неприкосновенными, быть призванными к ответу за "невинные шалости" им не грозит. Но мода, как девушка - вещь непостоянная, легкомысленная, переменчивая и там, наверху эта "Фронда" просто уже наскучила, обрыдла. А элита тоже, как простой люд, требует новых зрелищ и развлечений. Многообещающие по началу несистемные "Марши" ничего достойного предложить даже во время их эпогея не смогли, а теперь и вовсе не в состоянии. Явные и неявные кукловоды больше выжать из нынешних, набивших немало шишек на "разводках" россиян не в состоянии. Да и марионетки полностью, на "совесть" отработали все транши и прочие гранты. Не хуже гастарбайтеров. 
  История Фронды исходит из приснопамятных времен французской монархии, относит нас к Людовику ХIV.
  В те дни цвет аристократии, посягнув на еще бОльшие права и свободы за счет ограничения просвещенного абсолютизма - королевской власти, радостно браталась с простым людом, называла всех гражданами, чувствуя себя властелинами времени. Несмотря на "древность лет" (конец средневековья), государственная элита, хоть и временно, снизошла во взаимоотношениях до народа. В российских же "Маршах" участвовал не народ, а быдло, как в кулуарах, меж собой выражались их несистемные "лидеры".
  В наши дни произошла искусная подмена понятий. На волне лучших человеческих чувств и качеств, понятий гражданственности, национал-патриотизма в условиях возрождения российской государственности и развития демократических институтов, как грязная пена, поднялась и выплеснулась на невинную, по-детски чистую душу народа разномастное бунтарство, как отрыжка цветной европейской революции. 
  Изначально понимая, но умело скрывая, маскируя свое бессилие и крайнюю ограниченность в свержении легитимной власти в России, новоявленные лидеры-харизматики протестного движения попытались просто замутить ситуацию к собственной выгоде, корыстным интересам и ожиданиям. Это был единственный шанс на переломе эпох и "разночинцы" его поимели по полной. Ведь, практически, не один год нагнеталось внутреннее напряжение, копился компромат и негатив. Но, слава Богу, все обошлось малой для народа кровью.
  Настоящего фрондерства мы не увидели. Было фанфаронство, франтовство, бахвальство, похвальба...Много чего было намешано. Но ни достойной гражданской позиции; ни конкретной альтернативной политической программы, платформы из уст политических клоунов и марионеток никто не услышал. А кто узрел, тот  сильно обманулся. 
  Личные взаимоотношения Ксении Собчак с Ильей Яшиным, как увеличительное стекло впитали в себя всю световую гамму, весь спектр этого "смутного" времени. Того времени, которое еще до проведения последнего (отнюдь, не крайнего) "Марша свободы", можно считать прошедшим, канувшим в Лету и не оставившим после себя сколь малого положительного наследия.
  Эти отношения не являются чем-то исключительным,  заслуживающим детального рассмотрения. Тем более, что на половину (?) они интимны. Просто чувства известной в определенных кругах выпускницы МГИМО и оказавшегося на поверхности последних вышеописанных событий стали возможны благодаря захлестнувшей слабые, незрелые, несостоявшиеся страны волне цветных "революций". И на их зарождении, развитии, угасании можно, действительно, проследить не только частную судьбу, а спроецировать эти личные отношения на все происшедшее. А также понять бизнес-политическую изнанку современного постсоциалистического общества, чья социальная суть долека до совершенства. 
  Доведу мысль до логического конца.
  Общее фрондерство лишь на миг свело ИХ на "баррикадах". В отношениях превалировали не интимные чувства, а стремление к самореализации, достойной, соответствующей каждого своей карьере. Почти как в 17-м ХХ-го века. Интересы совпали и стали общими. Казалось, социальный межличностный барьер легко преодолим, а изначальное различие в мировоззрении, социальном статусе лишь обогатит обе личности. Но спад, вырождение "революционных" настроений и их политическое истощение без общенациональной поддержки, уныние и безысходность показали - время "детской болезни левизны" миновало. Минула и потребность наших "героев" друг в друге. Точнее, более прагматичная и дальновидная "слабая" половинка решила в скромном одиночестве сойти на обетованный только для избранных берег своей явно неординарной судьбы и светлого будущего.
   Чувства были поводом и в итоге превнесены в жертву Молоху капиталистического реализма.
   Так, по-тихому, протестный социальный "бунт" молодежи и половозрелых, но задержавшихся в социальном развитии уважаемых дядей и тетей, мечтающих о своем участии и месте в Истории, ознаменовали завершение переходного периода воспрянувшего из пепла "молодого" российского государства. При этом власть по-отечески позволила всем желающим - скрытым садо-мазо - досыта накататься пусть и на халяву в автозаках; самостоятельно сойти беспричинному и по сути безобидному протестному настроению на нет, в целом разумно проигнорировав его от начала и до конца. Не во зло, а во благо.
   Такова сермяжная, посконная, домотканная, кондовая правда столичной жизни.