November 24th, 2011

14.02.2014

ВЫБОРЫ

Каждый день в этой жизни приходится делать выбор. И к этому я давно привык.
Конечно, ВЫБОРЫ выборам не чета.
Нас пытаются убедить, что раз от разу они становятся все более демократичными: свободными, понятными, доступными, прозрачными, законными и т.д. Но от этого жизнь наша (а с Вами и моя) не улучшается. Старые проблемы не успеваешь решить, как появляются новые, не менее сложные. Власти, особенно перед голосованием, пытаются отвлечь людей испытанными методами: хлебом и зрелищами. Или стараются все замолчать, создать искусственный информационный вакуум в отношении "больных" вопросов. И, о ужас, прибегают, как в борьбе с врагом, к намеренной и высококачественной дезориентации и дезинформации.
Не буду вдаваться в подробности, вникать в детали, где, как известно, кроется дьявол, но уровень и качество жизни в родном стотысячном Мичуринске я ощущаю по отсутствию или жесткому лимитированию реализации в газетных киосках определенных газет и журналов. Можете себе представить, что "Советская Россия" коммунистов появляется в свободной (слово какое-то неуместное) продаже (а вот это вполне годится) строго в 9ч.30м. по Мск. только по вторникам и в одном экземпляре на торговую точку? А также, что простое обсуждение скупки и целенаправленного банкротства продовольственных, хозяйственных, промышленных торговых, производственных сетей, объектов Москвой (под ней понимаются известные на всю страну СЕМЬИ) происходит вполголоса и никак не комментируется властью, хотя бы "независимыми" СМИ, и становится реально опасным занятием. Даже для старушек.
Свой голос, как и честь (понятие из давнего моего ностальгического офицерского прошлого) я, думаю, никому не отдам.
Никто не заслужил его, даже особо талантливым красноречием в скромных дебатах по ТВ.
Скорее всего, приму - какое уж при теперешной жизни взвешенное и обдуманное - сиеминутное да скороспелое решение, так называемый ВЫБОР.
Мой голос ничего не стоит для власть придержащих, дорог исключительно мне. Номинально и формально он бесценен в рамках демократии, но реально, когда подлинную демократию подменяют суррогатом - ноль и даже минус 1, т.к. распорядиться им я самопроизвольно никак не смогу и естественно "проголосую" за чужого дядю.
Мой голос не способен повлиять на сам процесс, но как единственный ваучер, обладавший в свое время призрачной, фантомной ценностью, пожалуй, сохраню для себя, как мой единственный бесценный (в смысле бесполезный) капитал и символ юношеской мечты - когда-нибудь жить в демократическом правовом Российском государстве.
И пусть сегодня электорат голосует пока еще не за тех, кого уже свои давно признали и назначили победителем. Но будущее все-таки неоднозначно, а бывает, что и неуправляемо. А, значит, шанс всегда есть. Может именно он и выпадет на ВЫБОРАХ.

До Выборов чуть-чуть осталось:
Что там недели – дни.
Какая скажете Вы малость.
Но тут не правы Вы.

Вот в эти самые минуты,
Которым нет цены,
Во всю стремятся кандидаты
Мандаты обрести.

Чтоб жизнь текла умеренно,
Народ не возбуждать,
Молчат СМИ, власть намеренно –
Лишь повода не дать:

Чуть на экранах теплится
Пред выбором борьба.
И как-то забывается,
Что наша жизнь – игра.

Игра есть, тем не менее,
И ставки высоки.
В ней все есть. Без сомнения.
Лишь правил нет. Увы.

И с каждым днем все близится
Очередной созыв,
Мест нет уж в Думе. Видится.
Не в армию ж призыв.

ЕР, СР, Компартия,
ЛДПР, т.д. ...
Знакомы эти партии
Пожалуй, всем в стране.

Скрыт многоточной правдою,
Кто слаб и невелик:
За напускной бравадою
Скрывает «стыд» свой, лик.

Хоть в аутсайдерах они,
Им это не впервой.
Позором заклейми, поди -
Тут пахнет не игрой.

Законотворчество – то труд
Для избранных людей,
Призванье. Но, жаль, мало квот
Для творчества, идей:

Госдума – не ума палата.
Иначе быть должно.
За вход да, существует плата –
В ней «мертвых» душ полно.

Да, «знатоков» полным-полно,
«Специалистов» – тьма.
Кого-то ждет уж суд давно.
И ход конем – не зря.

Пусть дольше века длится срок,
Госдума – не тюрьма.
Условный лишь дает урок
Законная игра.

Так зрелище к концу идет,
Известен и итог.
Лицо чтоб сохранить свое,
Народ себе же врет.